Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

День

Валит (Люба Шура) / Стихи.ру - национальный сервер современной поэзии

http://www.stihi.ru/2014/02/02/13910
Валит
Люба Шура
Валит, валит, валит валом,
Поднимает мост забрало.
Меч и конь с твоей руки,
Пьют как в жажду хворь войны.
Хворь войны она ж разлука.
Валит, валит снег, ведь мука.
И, быть может, на щите?!
Но, нет, нет с щитом в руке.

***
Скрипит, и в то же время снежится,
С Разлукой во Вселенной нежится.
Хлопья весомой белизной,
Степенно давят.
Дом чужой.
И потому наперебой,
Бежим ты в день, а я зимой.
А если встретимся, случайно,
Кивнешь ты зимушке,
я тайно...


© Copyright: Люба Шура, 2014
Свидетельство о публикации №114020213910
День

Генрих Гейне 13 декабря 1797, Дюссельдорф — 17 февраля 1856, Париж) — немецкий поэт!



Меня вы редко понимали,

И редко понимал я вас,

Но только вместе в грязь попали,

Друг друга поняли тотчас.



* * *

Бродят звезды-златоножки,

Чуть ступают в вышине,

Чтоб невольным шумом землю

Не смутить в глубоком сне.

Лес, прислушиваясь, замер,

Что ни листик — то ушко!

Холм уснул и, будто руку,

Тень откинул далеко.

Чу!.. Какой-то звук!.. И эхо

Отдалось в душе моей.

Был ли то любимой голос

Или только соловей?

* * *

Как медлит время, как ползет

Оно чудовищной улиткой!

А я лежу не шевелясь,

Терзаемый все той же пыткой.

Ни солнца, ни надежды луч

Не светит в этой темной келье,

И лишь в могилу, знаю сам,

Отправлюсь я на новоселье.

Быть может, умер я давно,

И лишь видения былого

Толпою пестрой по ночам

В мозгу моем проходят снова.

Иль для языческих богов,

Для призраков иного света

Ареной оргий гробовых

Стал череп мертвого поэта?

Из этих страшных, сладких снов,

Бегущих в буйной перекличке,

Поэта мертвая рука

Стихи слагает по привычке.

ГЕНРИХ ГЕЙНЕ

1797—1856



В переводах Вильгельма ЛЕВИКА
День

Вероника Михайловна Тушнова! День рождения 14 марта!!!





Не отрекаются любя.
Ведь жизнь кончается не завтра.
Я перестану ждать тебя,
а ты придешь совсем внезапно.
А ты придешь, когда темно,
когда в стекло ударит вьюга,
когда припомнишь, как давно
не согревали мы друг друга.
И так захочешь теплоты,
не полюбившейся когда-то,
что переждать не сможешь ты
трех человек у автомата.
И будет, как назло, ползти
трамвай, метро, не знаю что там.
И вьюга заметет пути
на дальних подступах к воротам...
А в доме будет грусть и тишь,
хрип счетчика и шорох книжки,
когда ты в двери постучишь,
взбежав наверх без передышки.
За это можно все отдать,
и до того я в это верю,
что трудно мне тебя не ждать,
весь день не отходя от двери.

Вероника Михайловна Тушнова поэтесса. Ее стихи - вечная исповедь любящей женщины. Страдающей, радующейся и лишь иногда - счастливой. Последняя книга Вероники Тушновой называлась «Сто часов счастья», но близкий ей человек Надежда Ивановна Катаева-Анткина, говорила: «Не знаю, была ли она счастлива в своей жизни хотя бы час».

Вероника Тушнова родилась в Казани и там в возрасте 9-10 лет написала свои первые стихи. По настоянию отца она поступила учиться на медицинское отделение Казанского университета, завершила медицинское образование в Ленинграде и даже поступила в аспирантуру московского института. Но страсть к написанию стихов с годами не ослабела, и в 1941 г. Вероника Тушнова стала студенткой Литературного института. Учиться в нем не удалось - началась Великая Отечественная война, и она стала работать в госпиталях, имея на руках маленькую дочь и больную мать.

«Вероника была потрясающе красива! - вспоминала Надежда Ивановна. - Все мгновенно влюблялись в нее. В госпитале слыла главной утешительницей. Могла вдохнуть жизнь даже в безнадежных больных. Вероника просто жила человеческой судьбой...
Каждую минуту она что-то сочиняла. Часто ее находили пишущей в какой- нибудь маленькой комнатушке.Привозили раненых, нужно было идти. Но, едва выпадало свободное время, она снова погружалась в свой поэтический мир.

Тем не менее позже, спустя годы, она долго не решалась выбрать дорогу в литературу как единственную...»
Каждая из читательниц могла почувствовать в строчках Тушновой свою «вьюгу», свои счастливые и горькие минуты и только свое, но такое общее, понятное для всех тревожное ощущение неумолимого бега времени и с упрямой немного странной, обманчивой и наивной верой в счастье, как в знаменитом «Не отрекаются любя...»:

.. Я перестану ждать тебя, А ты придешь совсем внезапно. А ты придешь, когда темно, Когда в стекло ударит вьюга... Когда припомнишь, как давно Не согревали мы друг друга!
После этих строк к Веронике Михайловне пришла известность. Ее поэтический голос набрал высоту. Выпущенная в 1958 г. книга «Память сердца» была уже чисто лирической. Главная тема поэтессы вышла на первый план, потеснив все остальное:

Любовь на свете есть! Единственная - в счастье и в печали, В болезни и здоровий - одна, Такая же в конце, как и в начале, Которой даже старость не страшна. Не на песке построенное зданье, Не выдумка досужая, она - Пожизненное первое свиданье, Безветрие и гроз чередование! Сто тысяч раз встающая волна!
Вероника Михайловна была красивым и очень добрым человеком, с мягким характером. Она любила делать подарки не только близким, но и просто друзьям. Мчалась по первому зову на помощь в любое время дня и ночи, заражая всех подлинной любовью к жизни. Эта вот красавица - поэтесса, с чьими стихами о любви под подушкой засыпало целое поколение девчонок - сама переживала трагедию - счастье чувства, оза¬рившего своим светом последние ее годы на земле и давшего мощный поток энергии ее творчеству, любовь ее была разделенной, но тайной.

Стоит между нами
Не море большое - Горькое горе,
Сердце чужое,
так писала о своих чувствах
Вероника Тушнова.

Человек, которого любила Вероника Михайловна, поэт Александр Яшин, был женат, не мог оставить семью. Да и сама Вероника Михайловна, человек все понимающий и воспринимающий обостренно и тонко - ведь у поэтов от Бога «нервы на кончиках пальцев», - не смогла бы решиться на столь резкий поворот судеб, больше трагический, чем счастливый. Она называла свое чувство «бурей», с которой никак не справиться, и доверяла малейшие его оттенки своим стихам, как дневниковым строчкам. Те, кто прочел изданные уже после смерти поэтессы в 1969 г. стихотворения, ощущали трепет ее сердца. Наверное, поэтому поэзия Вероники Тушновой до сих пор жива.

Умирала Вероника Михайловна в тяжелых мучениях. От страшной болезни рака и от тоски по любимому человеку, решившемуся в конце концов выпустить горько-грешное счастье из рук. Ей едва исполнилось 50 лет. Остались рукописи в столе: недописанные листки поэмы и нового цикла стихов. Впрочем, таковы судьбы практически всех поэтов.
Через три года после своей любимой умер тосковавший по ней Александр Яшин. Диагноз звучал так же зловеще - «рак». Как тут не вспомнить классику: «Бывают странные сближенья!»
Collapse )
День

Джозуэ Кардуччи

Джозуэ КАРДУЧЧИ (Carducci [1835—1907]) итальянский поэт, филолог, общественный деятель и публицист, воспевавший, в частности, национально-освободительную борьбу своего народа (Гарибальди). В 1906 году многогранное творчество Кардуччи было отмечено Нобелевской премией. В июле 1935 года мировая общественность широко отмечала столетнюю годовщину со дня рождения поэта. К этой дате и Бальмонт сделал свои переводы нескольких стихотворений из сборника «Новые стихи», опубликованные парижской газетой «Последние новости».


Зимняя скука

Collapse )
День

Лет через пять, коли дано дожить...стихотворение Давида Самойлова!



Лет через пять, коли дано дожить,
Я буду уж никто: бессилен, слеп...
И станет изо рта вываливаться хлеб,
И кто-нибудь мне застегнет пальто.
Неряшлив, раздражителен, обидчив,
Уж не отец, не муж и не добытчик.
Порой одну строфу пролепечу,
Но записать ее не захочу.
Смерть не ужасна — в ней есть высота,
Недопущение кощунства.
Ужасна в нас несоразмерность чувства
И зависть к молодости — нечиста.
Не дай дожить, испепели мне силы...
Позволь, чтоб сам себе глаза закрыл.
Чтоб, заглянув за край моей могилы,
Не думали: «Он нас освободил».

Давид Самойлов
.( читает Михаил Казаков)